Шпаргалки от тревоги

Время ускорилось и до экзаменов наших детей осталось совсем чуть-чуть. Давайте разберемся, как мы его проводим? Наверное, в нашу жизнь пробирается тревога, у кого-то раньше, у кого-то позже, но она невидимыми нитями пронзает наши отношения с ребенком, заставляя нас буквально днями и ночами думать и переживать. На психологическом уровне она ощущается как напряжение, озабоченность, беспокойство, нервозность и переживается в виде чувств неопределенности, беспомощности, бессилия, незащищенности, одиночества, грозящей неудачи, невозможности принять решение. 

Конечно, тревога проявляется только там, где есть много любви и страха за ребенка, а ситуация экзаменации, за последние годы для многих родителей и подростков выглядит настолько пугающей, что волей неволей хочется предусмотреть все. От этого и происходят те многочисленные ссоры, контроль, капитуляция и саботаж подростка, нежелание сдавать экзамены и уйти в колледж, вместо ВУЗа, атмосфера бывает настолько пронизана страхом, что порою подменяет сам факт экзаменов, парализуя всю семью, заставляя ее преследовать и контролировать друг друга, оставаясь при этом в полном одиночестве, раздираемые волнением.

    Для подростков в этот момент тоже не сладко, у них тревога – следствие кризиса взросления, когда ключевой вопрос «Кто Я?» неразрешен, когда нет опоры на свой опыт, который только начал формироваться, когда каждый раз смотря в зеркало, ты оцениваешь себя или обесцениваешь. А еще там много страха, одиночества и уязвимости, ведь подростки друг с другом почти не говорят, вернее говорят, но не об этом. А при этом, каждый внутри себя осознает большую чувствительность и ранимость, чем как им кажется их сверстники. Это способствует образованию реакций психологической защиты в виде агрессии, направленной на других. 

Так, один из самых известных способов, который часто выбирают тревожные подростки, основан на простом умозаключении: «чтобы ничего не боятся, нужно сделать так, чтобы боялись меня», маска агрессии тщательно скрывает тревогу не только от окружающих. Именно поэтому они так любят обесценивать все, повергая в шок учителей и родителей. Либо наоборот это выражается в отказе от общения и избегания лиц, от которых исходит «угроза» и такой подросток становится еще более одинок, замкнут и малоактивен, он капитулирует перед давлением, ничего не хочет, потому что хотеть нельзя, ведь надо учиться.Шпаргалки от тревоги 

     Вырисовывается вполне реалистичная картинка наших почти одинаковых переживаний с детьми. Но почему, же мы тогда отдаляемся друг от друга в эти, казалось бы, важные для объединения усилий семьи моменты. Мне кажется, это связано с тем, что мы просто об этом не говорим, вернее, говорим, но как-то так, что нас не слышат, а в конце остается горечь, досада, обида и раздражение и подходить уже не хочется. 

     Чтобы разорвать этот замкнутый круг, можно попробовать поменять форму предъявления этой самой тревоги: 

Мы говорим о поддержке и признании собственной родительской уязвимости. Я видел много людей с тревогой, и как ни парадоксально их всех объединяет одна особенность – они слишком сильные, они так сильны, что у них нет права на ошибку, они так себя воспитали, что не могут позволить себе слабостей, и не могут видеть себя слабыми. Это тяжелое переживание предохраняет их от фиаско, заставляя еще лучше учиться, работать, жить, порой, не позволяя просто быть обычными, в их картине мира невозможно просто быть, нужно обязательно быть кем-то или лучше. Поэтому лучшее лекарство от тревоги это всегда признание и принятие, близкими, родными, учителями, когда мы признаем тревогу у самих себя и делимся своими страхами и переживаниями, не обесценивая или успокаивая подростка. Это всегда выбор, который делает нас самих уязвимыми, ведь мы говорим о себе, находясь рядом с подростком, мы не стараемся утешить или исправить его, мы просто делимся с ним собственными переживаниями от услышанного, ведь ни один наш совет, порою, не может облегчить страдания человека, а вот возможность быть рядом с ним в этот момент – может. Доверять подростку – это видеть и знать, что его поведение это лучшее что он может придумать, оказавшись в этой сложной ситуации, а значит, нам обязательно надо быть рядом. 
Количественно и качественно сокращаем разговоры об экзаменах – нам нужно поверить, что наш ребенок и без нас хорошо знает, что у него экзамен, и постоянные разговоры об этом, искренне говоря - сильно утомляют, особенно когда они возникают неожиданно и превращаются в жизненный урок. Такая форма проявления тревоги – одна из самых небезопасных, именно она убивает слух в семье, родственники перестают друг друга слышать, остаются в одиночестве. Этот разговор должен быть обоюдным, то есть не только мне как родителю должно быть важно и интересно поговорить об этом, поэтому стоит заранее обсуждать саму возможность подобного разговора с подростком, мне кажется это честно и не превращается в насилие родительской тревогой и упреком. 
Находимся рядом, чего бы это не стоило - поддерживать подростка это значит верить в него, в его ресурсы. Для того, чтобы учить его «жить по-другому» - важно разобраться в причинах тревожности и того, какие силы в школе, семье или в более широком окружении способны привести его к разочарованию или страху. Мы можем, как родители делать две важные вещи – создавать будущее, внося определенность в жизнь нашего ребенка – это очень сильно помогает опереться на возможные варианты развития событий и одновременно знать, что мои родители меня поддержат, даже если что-то случится. А второе, это то, что Людмила Петрановская трогательно назвала «отгонять мух», то есть помочь подростку, минимизировав свое участие непосредственно в его подготовке и занявшись нашей нормальной родительской работой - отгонять лишние стрессы и докучающих родственников, готовить вкусное, давать гулять, сказать, что любите, что верите, что все получится, поцеловать перед сном, просто помочь - объяснить, что то вместо него найти интернете. Мы здесь – группа поддержки, мы на подхвате с чашкой бульона, это не наша война, но мы готовы помогать носить снаряды. 

    Но не стоит забывать, что есть и позитивный смысл тревоги, что мы пытаемся расширить свой жизненный мир и тревога в этом новом мире - наш самый лучший учитель, ведь преодолевая ее вместе мы взрослеем, и это справедливо для любого возраста.

Автор: Игорь Любачевский, клинический психолог, семейный психотерапевт. 

©  2017 ЦСПиК